Артём Исхаков, Татьяна Страхова, смерти и прощальное письмо

Что-то дополнительно обсуждать в этой чудовищной истории я не хочу и не буду. Мерзко до отвращения. Но один момент хотелось бы отметить отдельно.
Я не знаю, как правильно охарактеризовать это качество или подобрать к нему синонимичные характеристики, но я даже примерно не представляю каким нужно обладать запасом цинизма и железной волей, чтобы смочь написать всё то, что этот индивидуум – извините, с человеком пересекать его было бы издевательством над здравым смыслом – зафиксировал в своем предсмертном послании (переходить по ссылке я настоятельно рекомендую только и исключительно невпечатлительным натурам с предельно крепкими нервами).
Это за гранью добра и зла, это невероятное по своей силе и мощи умение сосредоточиться и сделать то, что считаешь правильным, вне зависимости от внешних обстоятельств, оно неописуемо; совмещение, казалось бы, абсолютно несочетаемого в единое целое, с твердым расчетом и ясным осознанием происходящего… Единственный пример, который с ходу приходит в голову, это поступок Магды Геббельс из образцовой национал-социалистической семьи, когда она убила шестерых своих детей перед тем, как самой принять капсулу с цианистым калием.
Это, друзья мои, не люди; это вообще за гранью человеческой натуры. Это или животные с зачатками человеческих чувств и переживаний или – опять-таки возвращаясь к истории середины прошлого века – сверхсущества, которые мыслят и существуют уже совершенно другими категориями и принципами.
В любом случае, это один из тех случаев, когда я просто не в состоянии уразуметь происходящее из-за того, что оно далеко за гранью моего миропонимания. Абсолютно.
И мне от этого никак.

Таблетки от всего

6e25c46cfea20cc9a5af062bf10c3c33Наука двадцать первого века научилась бороться с громадным количеством заболеваний: от всяческих аллергий и банального насморка – до некоторых видов рака и сенильной деменции альцгеймеровского типа. Депрессия или утомляемость? Вот тебе таблетка! Хроническая забывчивость или потомственный алкоголизм? И это излечимо! Астаматический кашель, проблемы со зрением, раннее  облысение, преждевременная эякуляция, мысли о самоубийстве – найдутся специальные пилюли, порошки и настойки! Только вот от идиотизма таблеток почему-то до сих пор не изобрели.
Смотришь, бывает, на человека – и не по себе становится: и не олигофрен, вроде бы, и свинкой с коклюшем в детстве не болел, и родственники ближние и дальние, кажется, нормальные, а он – идиот. Не в том смысле, что человек, страдающий острой формой умственной отсталости, а просто – идиот. И ничего с ним, болезным, сделать не выйдет – не помогут новомодные тренинги со стародавним гипнозом; не изобрели еще чудесной инъекции или капсулы с лекарством, чтобы хоть как-то можно было с данным индивидуумом общаться. Тупиковая ветвь эволюции, нежизнеспособный организм, idiotus vulgaris. Не могу с уверенностью сказать, врожденное это заболевание или приобретенное, но что заразное – совершенно точно, хотя степень вирулентности и способ распространения мне так же неизвестны.
Грустно это всё, товарищи, больно и неприятно. Не поймешь, стоит ли фармакология на месте или же в данном вопросе существует какая-то индульгенция для сирых и убогих мира сего.

Сентиментальные глупости

Я вот не могу назвать себя сентиментальным человеком. Даже если всерьёз подумать, взвесить все pro и contra, а потом ещё разок поразмыслить – всё равно не получится. Не понимаю я людей, которые бережно хранят плюшевую игрушку, полученную в подарок от «первой любви»; вытирают ностальгические слезы при прослушивании «той самой “нашей” песни»; перечитывают старые письма и СМС; часами рассматривают фотографии и вспоминают, вспоминают, вспоминают… Глупости это всё!
Человеческая память, безусловно, – штука очень коварная. Но все эти горечи утрат, воспоминания о былом и прочие ностальгические сопли навевают на меня тоску и скуку. Ну, право слово, оно вам надо? В мире есть куда как больше всевозможных неприятностей, способных всерьёз испортить вам жизнь, чтобы зацикливаться на подобных мелочах. Всё проходит – и это тоже пройдёт.
Хотя, надо признаться, у меня и живёт плюшевый медвежонок, но это только потому, что Сигурд куда как лучше, чем добрая половина людей, которых я знаю.

Старое – не доброе

Старое-доброе, говорите? Я вот всё чаще и чаще убеждаюсь, что ставить эти два слова (и связанные с ними ассоциации) в одном предложении не очень корректно. Старое – оно старое и есть, не обновишь; доброе – оно тоже само по себе, без каких бы то ни было привязок.
Я это к чему? Иногда вижу онлайн – в социальной сети ли, в каком-нибудь из мессенджеров ли – кого-то из старых знакомых или даже друзей. И, вроде, давненько не общались, и в своё время нас многое связывало, и общие интересы должны были остаться однозначно, и делами-здоровьем было бы поинтересоваться не лишним, но что-то останавливает. Вдруг точек соприкосновения мы всё же не найдем? Или слишком, чересчур много воды утекло? А то и смог человек измениться до неузнаваемости? Мало ли, что успело стать другим за прошедшее время? Хочется написать или позвонить – а потом вдруг резко такое желание пропадает.
В общем, как говаривал один книжный герой, должны оставаться только хорошие впечатления…

Впихнуть невпихуемое

Всегда считал, что если работа любого человека постоянно и неотрывно связана с компьютером, то его навыки обращения с этой машиной неуклонно будут расти. Пусть не экспоненциально и вообще не слишком линейно, но тем не менее. Сегодня я понял, что ошибался. Очень сильно ошибался.
На просьбу посмотреть, почему телефон не заряжается от компьютера я отреагировал спокойно. Когда на месте я обнаружил папа-разъем USB кабеля на столе, а не воткнутым в системный блок, я насторожился (как выяснилось – недостаточно). Но когда увидел, что micro-USB разъем всё того же кабеля воткнут в LAN-порт… Зачем? Как? За что? Почему? Каким образом? Ты же знаешь, каким концом кабель в телефон втыкается? Ты же сто раз уже это делал? Ты же понимаешь, что здесь что-то не так? Ты же видишь, что это не тот разъем? Ты же чувствуешь, что как-то не стыкуются они? Why? Por qué? Warum? Pourquoi? Cur?

Интернет и Жанна Фриске

Интернет – это такое место, где вас могут безнаказанно и безответно – в той или иной степени – послать. Далеко так послать, со всеми вытекающими. И какое бы то ни было событие, имеющее хоть сколько-то значимый масштаб и отклик, может быть интерпретировано в интернете как угодно цинично и скабрезно. И ничего, нормально: где-то убивают людей, кто-то ворует миллиарды, из инвалидов формируют сборные по футболу – во всем люди могут найти что-то смешное (это тема для отдельной статьи про психические расстройства и подсознательные защитные реакции организма, так что я не об этом). Но стоит появиться картинке с шуткой – безусловно, злой шуткой, за гранью, что называется, – про покойную Жанну Фриске, как у всех массово начинается истерия.
Я не собираюсь никого оправдывать или обвинять – скажу так: у каждого есть право шутить о том, о чём ему хочется. Тем более, в интернете. А ещё я очень хорошо отношусь к черному юмору, считая его вершиной юмора вообще и абсурдистики в частности. В конце-то концов, посмотрите старый-добрый Monty Python, это классика, которую почему-то никто не обвиняет в циничности и не требует запретить-оштрафовать-посадить-расстрелять всех причастных (Чэпмену повезло в этом плане: он-то уже умер). Хватит уже пыжиться и строить из себя высокоморальных леди и джентльменов: в интернете всем на это плевать. Уроды были всегда – и всегда будут, от этого никуда не деться. Как по мне, к такого рода всплескам негатива нужно просто относиться ровно: безнаказанность, деградантство и глупость всегда найдут лазейку к умам малых сих, хотите вы того или нет. А попытка искоренить подобное – это, на мой взгляд, ещё хуже максимализма Шухарта: обиженные всегда найдутся; убогих морально куда как больше убогих физически. Пусть их, право слово…

Двенадцатое апреля

X4u3Gg_elwcЯ исключительно коротко и по существу: мне совершенно всё равно, что сегодня празднуете вы, — точно так же, как и вам наплевать, что праздную я. Хоть День космонавтики (Гагарин полетел), хоть православную Пасху (воистину воскрес), хоть День освобождения Либерии (да-да, он тоже сегодня). Личное дело каждого.
Только об одном прошу: не надо ныть налево и направо, как вам надоело, что все остальные празднуют не то, что вы. Кругом космонавты, а вы христианин; кругом христиане, а вы космонавт; кругом либерийцы и всё вообще очень плохо — не суть важно: каждый отмечает то, что хочет. Имеет право, в конце концов. Можете порадоваться за людей, даже если не разделяете их убеждений и верований. От вас не убудет, правда?

Выходные и праздники

sisyphus

Ну, мои маленькие друзья, вот и закончились новогодние праздники. Самая продолжительная череда выходных в году теперь позади, и мы — в той или иной степени — их даже пережили, теперь настало время возвращаться к учебе, труду или праздному ничегонеделанью (в зависимости от того, кто и чем занимался в декабре прошлого года).
Расскажите, хорошие мои, как вы пережили эти праздничные дни, чем вы занимались и что интересного видели, как вообще выжили? Не может же быть, чтобы вы все полторы недели просидели дома, никуда не выходили, ни с кем не общались, окружающую действительность наблюдали исключительно из окна, только ели и пили (или — жрали и бухали), погружаясь в пучину безысходности? Ни за что не поверю! Так что — делитесь посленовогодними историями.