Море

sea

Что вы знаете о море? Море – это всегда что-то новое. Это предвкушение какого-то волшебства, фантастического события, неописуемого восторга и ярчайших впечатлений. Это шепот ласкового прибоя и шелест набегающих волн, это мягкий влажный песок и шероховатые камешки гальки, это приятная прохлада воды и солоноватые брызги на лице. Это солнце, опускающееся в ярко-красную воду вечером и рождающееся в сияюще-желтых лучах ранним утром. Это свежесть бриза, дающего умиротворение и спокойствие; это Млечный путь, зависший в волшебном небе; это крик чаек, будящих тебя поутру. Море – это эмоции, легкость и чувства. Море – это жизнь!
Только ты этого никогда не узнаешь. Ты будешь сидеть в асфальтированном аду всё лето, перебежками прячась от изнуряющего зноя. Ты будешь ежедневно наблюдать бетон и стекло, тяжелый кирпич и мертвое дерево. Однообразные лица, действия, мысли – всё однообразное. Социальные сети заменят тебе легкость песка, покемоны будут вместо чаек и медуз, а общественный транспорт и круглосуточные пробки отобьют охоту вспоминать про яркость впечатлений и медитативность отдыха.
На кой хер тебе вообще знать, что такое море?

Бедные дети, бедные родители

Дабы не было досужих мыслей, сразу определимся: слово “бедные” в заголовке этого поста следует читать в переносном смысле – для детей как “несчастные”, а для родителей родителей как “скудоумные”. Ну, или подберите себе синонимы по вкусу, я не возражаю.
Не далее, как в прошедшие выходные-праздники, гуляя с утра пораньше с дочкой, остановился я на детской площадке – посидеть, на солнышке погреться (благо, погода располагала). Тут же две мамы с дочками гуляют – но они постарше моей, года на три, как минимум. В общем, девчонки заинтересовались друг другом, ну да ладно – почём мне знать, что в этих маленьких мозгах происходит? А мамы, значит, эдак невзначай у меня начинают интересоваться, что да как, и происходит у нас такой диалог:
– Ой, а у вас девочка, да? А сколько вам лет?
– Мне тридцать два, – не покривив душой, честно отвечаю я. – А дочке – год недавно исполнился.
– Ой, ну наши-то постарше, – не обратив внимания ни на первую, ни на вторую часть моего ответа, заявили мне. Типа, по ходящим и говорящим детям я этого простого факта не понял. – А как вашу дочку зовут?
– Таня, – опять же честно, как на духу, ответствую я.
– Ой, а у нас – Милана и Илона! – как-то даже с радостью, сообщая как о денежной премии, возвестили мне.
Я пожал плечами и ничего не ответил, хотя с языка уже почти сорвалось хрестоматийное: “Ну и дуры”.
Скажите мне, милые дамы: неужели вам больше нечем заняться, кроме как изобретать суровые и сложнопроизносимые имена для своих детей? Они только родились, а вы их уже ненавидите, так получается? И это только простой случай из жизни, натолкнувший меня на идею этого поста, а таких ситуаций просто невероятное количество! Я понимаю, конечно, что больше-то похвастать особо нечем – все маленькие дети до какого-то периода развиваются примерно одинаково, и рассказывать, что твой-то, мол, пошёл на три часа раньше, но мой-то на целые сутки раньше заговорил – это, знаете ли, не то. Моветон-с. А тут такой простор для фантазии: Рафаилы и Голубы, Еремеи и Лунолики, Коловраты и Даниэллы, а то и, прости, Император, Огенславы и Легендинами. Сила, мощь, импровизация!
К слову сказать, все означенные вопросы и пап тоже касаются в полной мере. Огенслав Сергеевич Кривохренов или Голуба Ивановна Синежопина – это, конечно, звучит гордо, но ведь вашим детям потом ещё жить! Хотя, возможно, вы это и так прекрасно понимаете, но знаете что-то, чего не знаю я?